Интервью Марии Беляевой для РБК news

8 800 775 65 71

Бесплатно по всей России

Интервью Марии Беляевой для РБК news

/ / Интервью Марии Беляевой для РБК news

Материалы для фасовки и упаковки

Доставляем во все регионы России

8 800 775 65 71

Бесплатно по всей России

/ / Интервью Марии Беляевой для РБК news
Интервью Марии Беляевой для РБК news

Интервью Марии Беляевой для РБК news

Мария Беляева основала компанию по поставкам полипропиленовой пленки 11 лет назад, когда российскую упаковку мало кто использовал. Сейчас ее пленка продается по всей России и в США, принося компании до 77 млн руб. выручки в месяц

«Мне часто говорят: зачем тебе эти тонны пленки, открыла бы салон красоты! — смеется 40-летняя Мария Беляева, основатель одной из крупнейших в России компаний по поставке полипропиленовой пленки «Руспленки». — Но я люблю эту индустрию. 90% людей в отрасли — мужчины, с ними работать намного проще, чем с женщинами». За 11 лет фирма открыла представительства в десяти городах России, а нынешним летом вышла на рынок США. По итогам 2016 года выручка «Руспленок» превысила 840 млн руб. (чистая прибыль — 9%), а в 2017-м должна перевалить за миллиард. Какие уж тут салоны красоты!

«Руспленки» поставляют клиентам нарезанную полипропиленовую пленку с нанесенными принтами для упаковки товаров — в основном кондитерских изделий и цветов. «Мы являемся посредником между заводами-гигантами, которые выпускают десятки тысяч тонн пленки в месяц, и компаниями, которым нужно несколько десятков килограммов, — поясняет Беляева. — Заводам с мелкими клиентами работать неинтересно, к тому же заказчикам нужна пленка определенного формата с уже нанесенным принтом». «Руспленки» заранее заказывают большой объем продукции (на складах в Москве и Санкт-Петербурге постоянно хранится 500 т товара), а затем под заказ режут ее и наносят рисунок. Компания поставляет пленку здесь и сейчас — и это одно из главных преимуществ перед заводами, которые формируют и отгружают заказы месяцами.

Бизнес-модель кажется незамысловатой, но чтобы с нуля создать масштабный бизнес, необязательно придумывать что-то новое, иногда нужно просто внимательно следить за рынком.​

Типографская золушка

В индустрию упаковки Мария пришла еще студенткой: в 1996 году она поступила в филиал Московской академии печати в родном Санкт-Петербурге, а на третьем курсе устроилась работать в типографию. «У нас была типичная советская семья с тремя детьми и небольшим достатком, поэтому днем я работала, а вечером училась — нужны были деньги», — вспоминает Беляева.

В питерской офсетной типографии «Политон» она пять лет работала закупщиком материалов, затем вышла замуж и на полгода ушла в декрет. Вернулась из него в молодую компанию «Артфлекс», которая специализировалась на флексопечати — это способ печати с использованием гибких резиновых форм и быстровысыхающих красок. «Это был настоящий стартап, я работала по 12 часов и сидела в офисе почти все выходные — было тяжело, зато я изучила, как устроена работа типографии от и до», — рассказывает Мария.

За время работы в типографиях Беляева успела понять, что в России с упаковочной пленкой туго: с советских времен в стране работал всего один подмосковный производитель, но желающих пользоваться его услугами почти не было. «Качество было ужасным, завод работал с перебоями, поэтому все заказывали пленку из-за рубежа — в Италии, Турции, Индии и Латинской Америке», — говорит предпринимательница. В 2005 году ситуация изменилась: на российском рынке появилось сразу три крупных производства — «ГриНН-Пластик», «Биаксплен» и «Новатэк-Полимер», а год спустя еще два — «ЕврометФилмз» и «РосЕвроПласт». Беляева решила, что это идеальный момент для запуска собственного бизнеса.

Пакуй в российское

Российская пленка стоила на 20% дешевле западной, но желающих ее использовать было немного: производители продуктов и цветов по-прежнему заказывали упаковку из-за границы и отдавали нарезать рулоны в местные типографии. Беляева решила создать «сервис одного окна» — договаривалась о поставке с производителями, нарезала рулоны, наносила принты в партнерских типографиях и доставляла готовые упаковки клиентам через транспортные компании. Таких посредников на рынке к тому времени было достаточно, но пленку отечественного производства до Беляевой клиентам почти никто не предлагал. «К российской пленке все относились предвзято — я лично говорила с каждым заказчиком, убеждала, обещала вернуть деньги, если качество окажется плохим», — вспоминает Мария.

Дома работать не получалось, но и денег на аренду офиса не было. «Я пришла к одному из клиентов и спросила: а можно я у вас здесь посижу? Меня по дружбе пустили бесплатно на какое-то время», — рассказывает Беляева. В феврале 2006 года она зарегистрировала ООО «Даймон Принт» (в «Руспленки» компания была переименована только в 2016 году), купила на «Авито» старенький компьютер, телефон с факсом, принтер и приступила к работе.

На первых порах помогли связи, наработанные за семь лет в индустрии: с предложением купить российскую пленку под ключ Беляева пошла к клиентам типографий. «Я всю жизнь была закупщиком, а тут пришлось примерять на себя диаметрально противоположную роль продавца, так что в голове был полный туман», — признается Мария. Тем не менее за первые три месяца ей удалось заключить контракты с 20 покупателями, в том числе «Chupa Chups Россия», и Кондитерской фабрикой им. Н.К. Крупской, и производителем пленки «Новатэк-Полимер». С заводом Беляева договорилась о 60-дневной отсрочке платежа: сначала принимала заказы у своих клиентов и только потом оплачивала закупленный товар. Стартовых вложений, таким образом, ей не потребовалось вовсе.

Российская пленка была не только дешевле, но и доставлялась быстрее зарубежной: срок выполнения заказа составлял две недели против одного-двух месяцев в случае с иностранными производителями. Это стало определяющим фактором, считает предпринимательница. За первый год работы Беляевой удалось выручить 9 млн руб., прибыль составила около 1 млн руб.

Клиенты обычно просили не просто доставить определенный объем пленки, но и нарезать ее особым образом. Сторонние типографии, с которыми сотрудничала Беляева, не всегда брались за сложные заказы и часто срывали сроки. Чтобы не подводить клиентов, она решила открыть собственную производственную площадку.

Мария арендовала склад площадью 100 кв. м в поселке Мартышкино Ленинградской области, наняла двух сотрудников и купила б/у станок тайваньского производства для нарезки пленки. На все ушло около 400 тыс. руб. Через полгода заказов стало столько, что пришлось докупить еще два станка и арендовать соседнее помещение. «Я была не просто посредником, который чуть что сваливает всю вину на производителя. Я всегда старалась решить проблему как можно скорее и безболезненнее для заказчика, пусть и себе в убыток, — говорит Беляева. — Эти траты с лихвой окупаются лояльностью клиентов».

За четыре года работы Беляева вытеснила из помещения в Мартышкино всех соседей и арендовала 2 тыс. кв. м. К 2010 году выручка компании достигла 25 млн руб., чистая прибыль — 2,5 млн руб., и предпринимательница решила вывести бизнес за пределы Петербурга. Первый склад в Москве открылся зимой 2010 года, затем были Нижний Новгород, Ростов и Екатеринбург.

В том же 2010 году расклад на рынке полипропиленовой пленки изменился: нефтехимическая группа «Сибур» выкупила четыре крупнейших завода, обеспечив себе таким образом сбыт полипропиленовых гранул. Для управления этим бизнесом «Сибур» создал дочернюю компанию «Биаксплен». Это привело к тому, что основные производственные силы оказались сосредоточены в руках одного игрока, с которым «Даймон Принт» начал сотрудничать. В 2011 году Беляева купила первую собственную флексомашину для нанесения принтов на пленку и сосредоточила все функции, кроме производства самой пленки, внутри компании.

Обесценение рубля в 2014 году сыграло ей на руку — цены на импортную пленку возросли в полтора раза. Кроме того, полипропилен российского производства стало выгодно продавать за рубеж, и «Сибур» начал экспортировать часть своего товара. «Пленки в стране стало меньше, но мы оборотов не сбавляли и держали на складах все те же объемы, — уверяет Беляева. — А у более мелких поставщиков образовался дефицит товара».

У заказчиков «Даймон Принт» дела шли не так гладко: почти все 175 клиентов компании в декабре 2014 года объявили, что не смогут вовремя оплатить заказы. Беляева решила не останавливать поставки и предоставила клиентам неограниченную отсрочку платежей. «Человеческие отношения всегда были в основе моего бизнеса, сработало и на этот раз, — говорит Мария. — К февралю клиенты начали платить, к весне все долги были закрыты».

Рынок пленки

Производство полипропиленовой пленки растет примерно на 5% в год, по данным РЭУ им. Г.В. Плеханова, к 2020 году объем мирового спроса на полипропилен составит 70 млн т, а объем рынка достигнет $140 млрд. «Рост экономики, доходов населения вместе с увеличением расходов на продукты питания и потребительские товары способствует росту рынка упаковочных пленок», — поясняет доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Светлана Казанцева.

Всего в мире полипропилен производят около 400 компаний, среди которых крупнейшими являются голландская LyondellBasell, китайская Sinopec Group и саудовская SABIC Group, говорит Казанцева. В России производством полипропиленовой пленки занимаются ГК «Сибур» (пять заводов) и ростовский завод «Вотерфолл». Сами производители сотрудничают, как правило, только с крупными клиентами и посредниками, которые закупают большие объемы и затем продают пленку более мелким заказчикам.

На рынке поставщиков пленки с середины 2000-х годов образовалась тройка лидеров: «Руспленки», «Альянс-Профи» и «Транс-Пак». По словам Алексея Татаринова из «Транс-Пак», помимо этих игроков в центральной части России работают еще шесть крупных и несколько десятков мелких компаний-посредников.

Ссылка на источник: http://www.rbc.ru/own_business/30/09/2017/59ca68529a79477473b31def


01.10.2017

Возврат к списку

Подпишитесь на нашу рассылку!

Будьте в курсе последних новостей, акций и поставок!